П

После Бургоса рельеф выровнялся, и маршрут Камино уныло потянулся вдоль дорог на плоском плато с минимумом растительности. Хотя на дворе уже стоял октябрь, солнце припекало, что никак не помогало ходьбе.

Тело уже привыкло к режиму и нагрузкам, рюкзак мешал только в конце дня. Есть хотелось намного меньше. Это освобождало от постоянного анализа физических ощущений, и мозг загрузился совсем другими мыслями.

Camino-Map1

Думалось про все: вспоминались старые истории, переживались, казалось уже забытые старые обиды, рождались идеи, решались задачи и строились планы на будущее. Казалось, этому не будет конца. Ну чем не медитация?

Хотя местные ландшафты не сильно развлекали, на Камино по-прежнему не было недостатка в трех вещах: встречах с интересными людьми, церковной архитектуре, и «подножном» корме.

О последнем вспоминается особо.

За исключением, пожалуй, винограда, который мы «одалживали» с примыкающих к тропе виноградников, весь остальной «подножный» корм произрастал вдоль маршрута в диком виде. Для Оливера это был настоящий вкусовой рай. Он быстро научился различать в зарослях знакомые лакомства, и непременно их требовал.
Потребление ягод дошло до такого уровня, что я уже стал принудительно контролировать рацион сын, регулируя дневной объем ягод (слабительное), и дополняя его орехами (скрепляющее). И наоборот, — в зависимости от того, что преобладало на данном этапе.

Учитывая крайне благоприятно выбранное время путешествия, разнообразие «подножного» корма впечатляло. Кроме того, мы шли немного на север (прохладнее), но за месяц пути впереди дозревали более поздние фрукты-ягоды.
Итак, вот список того, чем мы регулярно питались на Камино: ежевика, бузина, боярышник, тёрн, шиповник, подсолнухи, виноград, инжир, яблоки, груши, орех грецкий, орех-фундук, орех миндальный, каштаны.

Ягоды подбирались и съедались прямо на ходу. Бузину мы не собирали, но нас угощали чудесным морсом из нее. Моя палка с вилкой на конце помогала разбираться с фруктами на деревьях и инжиром. Орехами я обычно набивал карманы и расходовал по пути. Опять же, не всегда у миндальных деревьев находились камни, чтобы добираться до содержимого.

Каштаны, понятно, сырыми не поешь, да и тяжелые они. Потому ими я запасался только в самом конце дня, если так получалось. Вечером мы их варили. Иногда это лакомство было дополнением к ужину, но чаще, мы их оставляли на завтрак на ходу. Утренний кофе (горячий шоколад в моем случае) с круассаном, никто при этом не отменял.

Каштаны вареные

Скорлупу каштанов надрезать (по желанию) и варить 20-30минут. Надрезанный каштан ровнее проваривается.
Готовый каштан разломать (надрезанный, или лопнувший при варке), или разрезать и почистить. Далее посолить, макнуть во вкусное растительное масло и есть пока теплый.

Процедура потребления утренних (холодных) каштанов на ходу упрощалась: разломил пополам, выдавил половинки из скорлупы, и скормил голодному пищащему птенцу за плечами.

Учитывая длительную историю существования и развития Камино, не приходилось сильно удивляться (хотя было приятно) неожиданностям на пути, которые сложно встретить в других местах. Например, наш завтрак в глухой деревне происходил в уютнейшем атмосферном кафе. Мы попадали на какие-то милые церковные песнопения диминиканцев, и распевали песни с монашками.

В паре мест нам встречались винные фонтаны, правда мы проходили в их нерабочее время. Нас это не сильно расстраивало, так как местное вино было дешевле воды.

В конце второго этапа полили дожди, и каждодневным испытанием стала сушка белья. Нашему продвижению по маршруту дождь сильно не мешал. Только дважды он превращался в огромный ливень, но оба раза, по счастливой случайности, мы были вблизи от укрытия.

Кстати, мой походный плащ накрывал меня с Оливером одновременно. Поэтому он был самым сухим участником путешествия, ну и самым знаменитым тоже.

Впрочем, о местной знаменитости Оливера я расскажу в следующей части…

Комментариев нет